Турция пытается прибрать к рукам наследие Каддафи


Фото из открытых источников
Поступают все новые сигналы о расширении турецкой экспансии в регионе Средиземного моря. Последним таким сообщением стали спекуляции о размещении турецкой военной базы в Ливии. Как Эрдогану удаются такие успехи, почему их не стоит преувеличивать – и какую выгоду из происходящего может извлечь Россия?
 
«Убийство Каддафи было серьезной ошибкой… С его смертью в Ливию и Африку пришла нестабильность». Эти слова на днях изрек Антонио Таяни – министр иностранных дел Италии. Той самой Италии, которая в свое время в рамках НАТО поучаствовала в свержении Каддафи. «Он был точно лучше, чем те, кто пришли после него. После него пришел терроризм», – резюмирует министр.
 
Однако Италию волнуют иные пришедшие после Каддафи – не столько терроризм, сколько Турция. За последние годы Анкара полностью взяла под контроль западную часть Ливии и прямым текстом говорит о том, что именно она будет определять процессы на этой территории, являющейся подбрюшьем Европы, поставщиков углеводородов, а также перспективным экспортером незаконных мигрантов и терроризма в ЕС.
 

Советы, от которых нельзя отказаться


 
По словам турецкого министра обороны Яшара Гюлера, в Ливии не наступит стабильность «без Турции, которая хочет создать единую ливийскую армию». «Мы действуем по принципу “Ливия для ливийцев”… и у нас уже размещено четыре военно-тренировочных центров, чтобы сотрудничать и давать советы», – продолжает министр.
 
Местные же считают, что речь не о советах, а указаниях. «Мы раньше контролировали ряд позиций, а теперь нас всего лишили. Мы теперь ничего не контролируем, а Турция контролирует все – даже внешнюю политику страны», - возмущается лидер одного из ливийских ополчений Салах Бади.
 
Своего рода символом турецкого присутствия станет, по всей видимости, аренда ливийского порта в городе Хомс (не путать с сирийским Хомсом), где Турция может разместить военно-морскую базу. И не только базу, но и перевалочный пункт – порт Хомс является одним из крупнейших в Ливии.
 
Да, власти страны информацию опровергают – но лишь потому, что жители Хомса выступили против турецкого военного присутствия. По всей видимости, с ними будет проведена соответствующая работа.
 

Расползлась


 
Конечно, итальянцы пытаются потеснить турок из европейского подбрюшья. Для этого Рим в июле 2023 года даже принял решение о возобновлении прямых пере в Ливию (нарушив тем самым запрет на перелеты в Ливию европейских перевозчиков, изданный Еврокомиссией в декабре 2014 года).
 
Однако, во-первых, этот бунт Италии против евросоюзовских норм все-таки носит локальный характер – в целом же итальянская внешняя политика на африканском направлении вынуждена идти в неуклюжей, неповоротливой общеевропейской колее. Во-вторых, Турция закрепляется не только в Ливии, но во всем регионе Ближнего Востока и Северной Африки.
 
Да, в восточной части Ливии сидят турецкие враги – местные элиты во главе с маршалом Халифой Хафтаром, которые ориентировались на Египет. А Египет занимал враждебную Турции позицию еще с начала нулевых годов.
 
Однако недавно Анкара и Каир все-таки смогли найти общий язык и встать на путь нормализации отношений. Причиной этому стали экономические трудности в Египте, а также осознание того, что конфликт между одними из ключевых игроков на Ближнем Востоке принесет выгоды лишь их врагам. И если сейчас Египет и Турция окончательно договорятся по Ливии, то это еще больше развяжет Эрдогану руки.
 

Забыли из-за прагматизма


 
Нормализация турецко-египетских отношений шла рука об руку с нормализацией турецко-саудовских и турецко-эмиратских отношений. Все 2010-е Турция и Саудовская Аравия находились в конфликте. Обе страны претендовали лидерство на Ближнем Востоке, обе поддерживали разные силы в ходе арабской весны. Турки – «Братьев-Мусульман», а саудиты – всех, кроме «Братьев Мусульман», которых с их концепцией демократического ислама в Эр-Рияде на дух не переносили.
 
Апофеозом двустороннего конфликта стала история с Джамалем Хашогги – американским журналистом саудовского происхождения. В 2018 году его заманили в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, где убили и расчленили из-за его конфликта с де-факто лидером КСА Мохаммедом бин Салманом.
 
Турецкая разведка каким-то образом получила видеозапись расправы и слила информацю как прессе, так и западным лидерам. В результате Мохаммед бин Салман на несколько лет стал нерукопожатным для Запада.
 
Однако и здесь стороны в итоге нашли общий язык. В конце июля 2023 года Реджеп Эрдоган совершил турне в Персидский Залив, откуда вернулся с рядом торгово-экономических соглашений. Объем сделок только с ОАЭ составил порядка 50 млрд долларов. В сделки входили и контракты на продажу местным монархиям турецкого оружия.
 
Одной из причин стала прагматизация региональной политики. Как отмечают некоторые СМИ, Саудовская Аравия, ОАЭ и прочие богатые монархии Залива в последнее время имеют все основания сомневаться в надежности американских гарантий. И поэтому ищут других друзей, способных оказывать военно-техническую поддержку.
 

Большой кусок


 
Казалось бы, в этой ситуации итальянцам и другим европейцам ловить нечего – Турция восстанавливает свою «османскую» сферу влияния и возвращает Северную Африку и значительную часть Ближнего Востока под свой контроль. Однако все не так просто. Регион слишком большой.
 
«Эрдоган сильный лидер, и можно предположить, что часть жителей Ближнего Востока пойдет за ним. Однако на любую внешнеполитическую деятельность нужны деньги. И учитывая то, что у Турции есть долги, вряд ли можно о говорить о каких-то успехах», – поясняет газете ВЗГЛЯД тюрколог, обозреватель портала Stanradar Полина Беккер.
 
«Турция ведет большую дипломатическую работу в арабских странах и Северной Африке, но я бы не преувеличивал ее успех. У Анкары элементарный дефицит средств для каких-либо внешних проектов. Даже любимый проект Эрдогана Организация Тюркских Государств больше хлопает крыльями, нежели летает. Поэтому претензии на авторитет на том же Ближнем Востоке у Анкары есть, только он слабо обеспечен, как и их национальная валюта», – объясняет газете ВЗГЛЯД глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.
 
Проглотить же этот кусок Турция может только в том случае, если поделит его с теми странами, которые (в отличие от итальянцев или французов) готовы работать вместе, а не отбирать у турок их долю. То есть с Россией, которая 
а) всегда готова к сотрудничеству и б) всегда держит слово по отношению с теми, кто с ней сотрудничает. 
 
Именно поэтому при всех турецко-египетских конфликтах в Ливии именно России удалось найти компромисс между противоборствующими сторонами и при этом ни с кем не поссориться.
 
Источник