Как конфликт на Ближнем Востоке ударит по Киеву


Фото из открытых источников
У этого конфликта есть лишь два опасных для России сценария. Первый – сирийский. Если война разрастется вширь, то Дамаск вряд ли останется в стороне. Второй – если будут летать ядерные снаряды.
 
Конфликт в Газе продолжает расширяться и углубляться. Израильские власти заявляют о готовности к проведению наземной операции в секторе Газа. ХАМАС отвечает, что ждет израильскую армию для того, чтобы сжечь ее в городских кварталах Газы. Бойцы «Хезболлы» говорят, что готовы присоединиться к своим палестинским братьям и открыть для Израиля северный фронт – и сейчас этот фронт постепенно открывается. Иракские ополченцы (финансируемые Ираном) уже присоединились – они начали обстрел американских баз на территории Ирака и Сирии. Среди американских военнослужащих есть жертвы – что, в свою очередь, пододвигает Соединенные Штаты к полноценному включению в конфликт. Включению, которое будет и без того практически неизбежно в том случае, если «Хезболла» (у которой под штыком до сотни тысяч бойцов и полный арсенал современного вооружения) все-таки откроет против израильтян второй фронт.
 
В России за всем происходящим следят очень пристально. Да, позицию Москвы можно условно считать немного пропалестинской (российские власти осудили ХАМАС, но в то же время выступили против ковровых бомбардировок сектора Газа и напомнили Израилю и окружающим о необходимости создания Палестинского государства), однако Кремль держится над схваткой. Ни в коей мере не участвует в ней, призывает к мирному решению конфликта. Ну и, конечно же, не допускает внутреннего раскола общества из-за внешнего конфликта – в отличие от ряда европейских стран, в России нет массовых демонстраций ни в поддержку евреев, ни в поддержку палестинцев.
 
Линия России объясняется очень просто: это не наш конфликт. Он чужой. Нам туда лезть бессмысленно. И не только потому, что тогда Россия потеряет уникальный статус страны, сохраняющей хорошие отношения как с Израилем, так и с обеими частями Палестинской автономии. Но еще и потому, что США и ЕС сейчас смещают свое внимание на Ближний Восток.
 
Во-первых, рушится западный пропагандистский конструкт о «неприемлемых российских зверствах на Украине» – что бы там ни говорил Джо Байден о приравнивании России к ХАМАС, российские войска даже не приблизились – и не собирались этого делать – ни к палестинскому, ни к израильскому способам ведения войны. Ни к палестинскому терроризму, ни к израильским ковровым бомбардировкам. К тем самым бомбардировкам, о которых западные лидеры вынуждены скромно молчать, теряя тем самым остатки прав что-то там говорить о российских атаках. Да, конечно, они будут говорить, как это делает та же Урсула фон дер Ляйен. Но у всех теперь будет проходить четкая параллель с молчанием по Газе.
 
Во-вторых, рушится медийный конструкт. Все эти полтора года СВО Украина не слезала с главных полос западных СМИ. Американским и европейским изданиям удалось превратить ее чуть ли не в важнейший внешнеполитический вопрос для западных обывателей. Внушить людям, что они должны просыпаться и засыпать с мыслью о том, как там поживает Зеленский. Чем лидер киевского режима и пользовался, устраивая массовые гастроли по западным странам и даже не выпрашивая, а требуя поддержки. Сейчас же Украина уходит на второй план, что сокращает лоббистские возможности киевского режима.
 
В-третьих, Украина лишается еще и финансирования, а также поставок оружия. Львиная доля всего этого (особенно оружия, которого в западных закромах не так много осталось) будет теперь идти Израилю. На его операцию в секторе Газа (которая потребует колоссального количества снарядов и техники), а также возможную войну против «Хезболлы» и иных иранских прокси. Ну и естественно американцы здесь должны еще закладываться на возможную конвенциональную войну против Ирана на территории Ирака и даже на то, что в игру «разожги новый конфликт, пока США заняты Украиной и Израилем» вступит еще и Китай.
 
Ну и, наконец, в-четвертых, рушится западный дипломатический конструкт. Много месяцев Вашингтон и Брюссель пытались превратить западную изоляцию России в общемировую. Обхаживали страны Глобального Юга, уговаривали их присоединиться к антироссийским санкциям или как минимум не помогать Москве. Сейчас же изоляции подвергается сам Запад – правительства мусульманских стран не могут игнорировать европейскую и американскую поддержку Израиля, поэтому совершают демарши (как, например, отказ иорданского короля проводить большой ближневосточный саммит с Байденом). Запад и Восток оказались по разные стороны баррикад, что дает Москве новые шансы по сближению и взаимовыгодному сотрудничеству с арабскими государствами. А также для миротворческих инициатив, поскольку контакты с Израилем Россия не разрывала. 
 
По сути, у этого конфликта есть лишь два опасных для России сценария. Первый – сирийский. Если война разрастется вширь, то Дамаск вряд ли останется в стороне. А на территории Сирии, между прочим, находятся российские военные базы. Второй – если будут летать ядерные снаряды. К сожалению, существуют варианты, когда Израиль или даже США будут вынуждены начать ядерную войну против того же Ирана.
 
В остальном же Москва получает окно возможностей для решения своих проблем с киевским режимом.
 
Источник