Польша нашла себе нового врага дополнительно к России


Фото из открытых источников
«Они хотят навязать Польше волю Германии». Такими словами представитель польского МИДа выразил возмущение по поводу целой серии мероприятий, предпринятых Берлином явно против интересов Варшавы. О чем именно идет речь, как происходящее связано с предстоящими в Польше выборами и почему это обострение может грозить большими последствиями для всего Евросоюза?
 
До польских парламентских выборов осталось меньше двух месяцев, и по мере приближения даты голосования риторика правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) все больше смещается к позиционированию Польши в качестве осажденной крепости. Если раньше ПиС делала ставку на раздувание русофобии, то теперь традиционная польская ксенофобия встала на две ноги – к враждебной Москве добавился недружественный Берлин.
 
Справедливости ради, повод для начала антинемецкой кампании в Польше предоставили сами немцы. В начале августа немецкий политик, лидер фракции Европейской народной партии в Европарламенте Манфред Вебер крайне нелицеприятно высказался о партии «Право и справедливость», назвав ее врагом, с которым нужно бороться. Евродепутат отнес ПиС к числу партий, не уважающих принцип верховенства закона.
 
Реакция польских властей оказалась настолько жесткой, что в ней сложно не увидеть давней неприязни представителей ПиС к Германии как таковой.
 
«Мы имеем дело с опасной попыткой повлиять на польские выборы. Манфреду Веберу не стоило говорить о борьбе с «Правом и справедливостью» и тем самым пробуждать тяжелые воспоминания из истории нашего народа. Если Манфреду Веберу есть что сказать о верховенстве закона, пусть он расскажет своим гражданам о военных репарациях», – заявила депутат от ПиС Иоанна Боровяк. Она имела в виду требования Польши о репарациях со стороны Германии за ущерб, причиненный в ходе Второй мировой войны. Эта тема с сентября прошлого года является идеей фикс для польской элиты, несмотря на недвусмысленный отказ Берлина делать какие-либо шаги в этом направлении.
 
Замминистра иностранных дел Польши Павел Яблоньский в своих обвинениях пошел еще дальше, по сути, обвинив Германию в попытке создания нового рейха.
 
«У Германии есть план превращения Европейского союза в государство с централизованным управлением. Это не теория заговора, а официальная политическая позиция. Ее уже даже не скрывают – Манфред Вебер только что признал, что правительство «Права и справедливости» является его злейшим врагом. Они хотят отменить правило единогласия и навязать Польше волю Германии и ее союзников», – сказал представитель польского МИД.
 
Проводником немецких интересов в Польше власти объявили оппозиционную партию «Гражданская платформа», лидер которой Дональд Туск в недавнем документальном фильме Первого канала польского телевидения был представлен еще и агентом Москвы. Выступая в Сейме, премьер-министр Матеуш Моравецкий заявил: «Платформа» играет в оркестре под управлением господина Вебера. Именно поэтому они будут слушать Вебера, будут слушать немцев».
 
Польский журналист, главный редактор портала Strajk.eu Мачей Вишневский полагает, что словесная перепалка польской политической элиты с немецким евродепутатом – это лишь видимая вершина айсберга, за которой скрываются глубинные противоречия между Польшей и Германией. Польские власти в последнее время пытаются проводить суверенную экономическую политику, которая идет вразрез с немецкими интересами.
 
Примером противостояния Варшавы и Берлина может служить конфликт вокруг польского порта Свиноуйсьце на острове Узнам, разделенном между Польшей и Германией. Польское правительство собирается модернизировать эту гавань, расширив ее возможности в области грузоперевозок. Против этого выступают немецкие власти, они заявляют, что реализация планов Польши нанесет экологический ущерб общему для немцев и поляков острову. В Варшаве полагают, что реальная причина немецких претензий состоит в другом – развитие Свиноуйсьце сократит доходы соседнего Гамбурга.
 
Об этом без экивоков заявил в июле замминистра иностранных дел Польши Павел Яблоньский: «У нас появляется все больше и больше сигналов о том, что в ближайшие недели будут попытки заблокировать стратегические инвестиции для Польши. Под высокими лозунгами защиты окружающей среды, а на самом деле для того, чтобы защитить немецкие компании от польской конкуренции».
 
По мнению представителя польского МИД, Берлин таким образом добивается смены правительства в Варшаве на то, которое вернет Польшу к роли «субподрядчика промышленности Германии и других стран». Яблоньский упомянул в этом контексте не только модернизацию порта Свиноуйсьце, но и улучшение судоходства по реке Одер, строительство центрального коммуникационного порта и атомной электростанции.
 
Еще одним камнем преткновения для Варшавы и Берлина является украинский вопрос.
 
В марте премьер Моравецкий в интервью изданию Politico раскритиковал Германию за недостаточную, с его точки зрения, помощь Украине. По словам главы польского правительства, Германия должна «посылать больше оружия, больше боеприпасов и давать больше денег Украине».
 
Также Моравецкий заявил о необходимости использовать замороженные активы России в странах Евросоюза для нужд ВСУ. Очевидно, что у Берлина, оказывающего Украине бОльшую помощь, чем любой другой член ЕС, вызывает раздражение стремление Варшавы представить себя лучшим другом Киева.
 
Новый виток осложнения польско-немецких отношений может быть связан с восстановлением Германией пограничного контроля на границе с Польшей и Чехией, о котором, по сообщениям СМИ, раздумывает Берлин. Формально это решение связывается с наплывом африканских и ближневосточных мигрантов, прибывающих в Германию с польской и чешской территории.
 
Однако общеизвестно, что эти мигранты пересекают границу Европейского союза с территории Белоруссии. Так что если бы руководство Германии всерьез хотело решить эту проблему, ему следовало бы договариваться с белорусским президентом Александром Лукашенко, который в интервью Би-би-си прямо связал миграционный кризис с тем, что Евросоюз разорвал договор о реадмиссии и отказался финансировать строительство в Белоруссии пунктов пропуска для иностранных граждан. Таким образом, восстановление немецко-польской границы в действительности может быть не ответом на наплав мигрантов, а очередной шпилькой Берлина в адрес Варшавы.
 
Раздоры между Польшей и Германией показывают, что Европейский союз вовсе не монолитен. У каждой страны есть свои интересы, в связи с чем им непросто уживаться друг с другом.
 
Антигерманская риторика ПиС – это не просто предвыборный ход. Нынешняя польская элита не хочет забыть исторические обиды, нанесенные полякам немцами, и болезненно воспринимает то, что Берлин играет сегодня роль первой скрипки в Евросоюзе. В перспективе это может привести к выходу Польши из ЕС по примеру Великобритании.
 
Впрочем, если Дональду Туску, занимавшему пять лет должность председателя Европейского совета, все-таки удастся вернуться в кресло премьер-министра Польши, развитие отношений Варшавы с Берлином, скорее всего, свернет с конфронтационной траектории. Так что парламентские выборы, назначенные на 15 октября, должны стать судьбоносными для польского народа.
 
Источник