От Армении требуют еще одну уступку Азербайджану


Фото из открытых источников
Давление Азербайджана и Турции на Армению усиливается, и теперь Еревану предъявляются требования открыть важнейшую транспортную артерию – так называемый Зангезурский коридор. О чем идет речь, куда планируется проложить эту железную дорогу, почему она так принципиальна для Анкары и Баку – и какое значение происходящее имеет для России?
 
Президент Турции Реджеп Эрдоган заявил на встрече с Ильхамом Алиевым в Нахичевани: «Открытие Зангезурского коридора, который очень важен для Турции и Азербайджана, является стратегическим вопросом и должно быть реализовано». Кроме того, по словам турецкого лидера, «если Армения не станет участвовать в создании транспортных маршрутов, они пойдут через Иран».
 
В последние несколько дней на фоне нарастающего исхода армян из Нагорного Карабаха на первый план вышла история с так называемым Зангезурским коридором. Баку настаивает на открытии прямого сообщения с Нахичеванской областью через признанную армянскую территорию, в Анкаре говорят в основном об экономических перспективах транспортного коридора. А в Армении распространяются панические слухи о новом витке войны и планах аннексии Азербайджаном территории исторической Армении. И не только Зангезура.
 
Что это вообще такое? Это идея создания прямого транспортного сообщения между основной территорией Азербайджана и Нахичеванской областью – азербайджанским эксклавом на турецкой границе. Нахичевань от Азербайджана отделяет международно признанная территория Республики Армения. Административно это Сюникская область (марз), а Зангезур – это историко-географическая область, которая в армянских источниках заметно больше, чем современный Сюник. Часть осталась за Турцией.
 
Баку в 2020 году поставил создание «зангезурского транспортного коридора» одним из условий прекращения огня. Предполагалось проложить железную дорогу (суммарно примерно 100 км), которая связала бы, с одной стороны, Азербайджан и Нахичевань, а далее и Турцию. Армении гарантировалось железнодорожное сообщение с Ираном и Россией.
 
Азербайджанцы и турки активно принялись строить трассу и обновлять разрушенные железнодорожные станции. Ильхам Алиев посещал стройку в Минджеване, Горадизе. Была в итоге построена трасса из Горадиза в Агбенд в обход Карабаха до армянской и иранской границ. Турки в свою очередь обнародовали планы постройки полотна дороги от Карса до границы с Нахичеванью в Ордубад и Джульфу (в этих населенных пунктах заканчиваются «старые» трассы, построенные даже не во времена СССР, а при империи). В итоге на данный момент готово 70% трассы, из которых армяне не сделали ничего.
 
Пашинян на встрече с Алиевым в Брюсселе в 2021 году подтвердил готовность начать строить армянскую часть дороги, но на практике ничего сделано не было.
 
Это стало еще одним основанием для Баку обвинять сейчас Ереван в несоблюдении трехсторонних соглашений в Москве. Пашинян опять пытался все свалить на русских, поскольку армянские железные дороги принадлежат РЖД. И Армения якобы не имеет собственных финансовых средств для постройки новой ветки железной дороги.
 
Кстати, тут стоит напомнить о планах постройки железной дороги в Иране от Тебриза до азербайджанской границы и ветки на Джульфу при активном участии России. У Ирана до сих пор нет прямого железнодорожного сообщения с Европой вообще. Это, между прочим, стало причиной того, что ненавидевший летать Сталин все-таки был вынужден преодолеть это расстояние на самолете, чтобы прибыть на встречу с лидерами антигитлеровской коалиции в Тегеран. И буквально пару месяцев назад российская делегация в иранской столице согласовала планы постройки этой ветки, которая стала бы частью глобального коридора Север – Юг.
 
В рамках планов «зангезурского коридора» возникла идея, что железнодорожное полотно должно сопровождаться автомобильной магистралью для «улучшения связи» между Нахичеванью и Азербайджаном. На бумаге это выглядит справедливо. Нахичевань более 30 лет не имела никакой связи по земле с Азербайджаном, и ее жителям приходилось либо летать, что дорого, либо перемещаться через Иран, что долго и неудобно. Армянская сторона в ответ вспоминала, что вся Армения долгое время жила в тотальной блокаде, а граница с Турцией закрыта до сих пор.
 
Единственным бонусом, который при этом гарантируется Армении, становится обещание того, что Армения получит непосредственное сообщение с внешним миром по железной дороге через Азербайджан.
 
Деталь тут в том, что Баку и Анкара исподволь проводят мысль о некоем «международном», «наднациональном» статусе планируемой дороги через Армению, особенно автомобильной. А это означает де-факто отторжение от Армении целой полосы земли, поскольку железнодорожная и автомобильные трассы – это еще и полоса отчуждения, сопутствующие структуры, станции и все тому подобное. Кроме того, там реально расположить азербайджанские или турецкие силы безопасностиохраны. А такая форма «международного» контроля за коридором будет означать утрату Арменией суверенитета над частью исторического Зангезура.
 
А Зангезур для армян – тема болезненная. Во время гражданской войны в Армении в 1918–1921 годах и сопровождавшей ее войны Армении против всех вокруг (или всех вокруг против Армении) Зангезур был местом кровавых боев. Одно время существовала даже независимая Республика Горная Армения, во главе которой стоял небезызвестный генерал Нжде и действовали партизанские отряды генерала Андраника, использовавшие это прокси-образование как базу для проникновения в Карабах. Передел земли там сопровождался этническими чистками и закулисными сделками, в результате чего и появилась Нахичеванская область АзССР, а Зангезур остался в составе Армении.
 
Баку и Анкара публично напирают на экономическую составляющую проекта. Там много разных аргументов, вплоть до Шелкового пути. Хотя до сих пор никто не может с цифрами в руках разъяснить, сколько и каких грузов может по этому коридору проходить. И стоит ли овчинка выделки.
 
За кулисами и для внутреннего потребления говорится совсем другое. В Анкаре рассуждают о пантюркизме – объединении двух близкородственных тюркских народов. В Баку на волне эйфории от двух подряд военных побед говорят не только о «воссоединении с Нахичеванью», но и об историческом реванше. Зангезур и некоторые другие области современной Армении достались, мол, Еревану несправедливо. Из-за существенной помощи Советской России Еревану, в котором уже победили большевики, а в Баку наоборот – оставались английские войска и всякого рода мусаватисты.
 
Важная деталь: клан Алиевых по происхождению из Нахичевани. Очень много, если не всё, что делает сейчас Ильхам Алиев, не имеет под собой никакой экономической подоплеки. Это психология. Иногда его личная, иногда всего азербайджанского народа. Порой эти парадигмы совпадают.
 
Сперва это была карабахская история: реванш за унизительное поражение 30-летней давности. Теперь же на первый план в Баку стали выходить уже новые планы с отсылкой в древнюю историю, в том числе мифическую и легендарную. Требования «вернуть» Зангезур, Гегаркуник и анклавы, оставшиеся вдоль границы от советской чересполосицы, стали мейнстримом.
 
Примечательно, что Алиев-старший и тогдашний глава Армении карабахец Роберт Кочарян лет двадцать назад вполне всерьез обсуждали «план размена». Армения уходит из нескольких занятых в начале 1990-х годов областей Азербайджана и открывает некий «коридор в Нахичевань». А Азербайджан в ответ признает независимость горной (армянонаселенной) части Карабаха и сохраняет за Арменией Лачинский коридор.
 
Гейдар Алиев и Роберт Кочарян вполне могли договориться. Дело в том, что Гейдар Алиев в свое время давал рекомендацию Кочаряну на должность секретаря обкома комсомола Нагорного Карабаха.
 
Они слишком давно друг друга знали и долго сохраняли возможность спокойно общаться, даже в самые сложные времена. Но затем именно Баку прекратил эти разговоры. Видимо, был взят курс на военное строительство, которое длилось не один год и завершилось двумя убедительными военными победами. У Ильхама Алиева нет никаких сентиментальных чувств к карабахцам, а есть лишь желание сперва восстановить территориальную целостность Азербайджана, что уже почти сделано, а затем еще больше укрепить свое государство.
 
Теперь еще Баку и Анкара имеют возможность продавливать идею «зангезурского коридора» с позиции силы. И заявления об альтернативном коридоре через Иран выглядят не более чем риторикой. Есть соблазн сравнить саму идею этого транспортного коридора через Армению с требованием Германии к Польше предоставить так называемый данцигский коридор в Восточную Пруссию в 1939 году. А с этого, собственно говоря, и началась Вторая мировая война. По факту требования Баку практически полностью копируют требования Берлина к Варшаве, вплоть до международного контроля и возможного размещения вдоль трассы азербайджанских сил охраны. Другое дело, что они оформлены более мягко и подкрепляются разного рода экономическими объяснениями.
 
Для Армении потеря суверенитета над Сюником или даже над какой-либо его частью будет означать утрату суверенитета вообще, самой государственности Армении в том виде, в котором мы ее знаем. Никакие экономические преференции тут не работают. Даже если всерьез рассматривать экономические выгоды от гипотетической железной дороги, даже они будут означать форму зависимости армянского государства от доброй воли двух тюркских соседей – Азербайджана и Турции. А это неприемлемо ни политически, ни тем более на уровне исторической памяти.
 
Выгодно ли это России? Экономический расчет на создание транспортного коридора в Иран может и не компенсировать резкого усиления коалиции Анкара – Баку в регионе. Это вопрос дискуссионный – и наверняка найдутся аргументы в пользу такого исхода событий.
 
Другое дело, что все-таки сейчас «зангезурский коридор» – вопрос перспективы. Баку для начала должен переварить Карабах, не потеряв лица этническими чистками и насилием. На это может уйти год-два. Если же Баку в эйфории готов немедленно эскалировать ситуацию вокруг Зангезура, вплоть до вооруженного противостояния, то сейчас прекрасный момент. Правительство в Ереване, похоже, не способно самостоятельно защищать даже собственную территорию, хотя именно этим и прикрывает Пашинян сдачу Карабаха. Да, мы, мол, уходим из Карабаха, но сохраняем всю Армению. А вот не так это. И есть все шансы, что для Еревана может быть еще хуже. Хотя, казалось бы, дальше уже некуда.
 
Источник