Меню

Снится палачам по ночам



Снится палачам по ночам

ПО ПОВОДУ МАЙСКОГО СНЕГА

Мыслить по-новому я начал еще при Брежневе…

Н.Цырлин, Прошение о помиловании, 1987 г.

Данная публикация представляет собой попытку воссоздать по сохранившимся рукописям текст автобиографической повести Н.Ца «По поводу майского снега», над которой автор работал в 1980 — 1990 г.г., рассказывающей об учебе автора на Физическом факультете МГУ (1977 — 1983 г.г.) Окончательный вариант повести, завершенный 30 августа 1990 г., до сих пор не обнаружен. Полностью до нас дошли лишь четыре отрывка из ее самой ранней редакции (1980 — 81 гг.), (гл. 2.5, 3.3, 3.5, 3.6.) и восемь фрагментов одной из последующих редакций (середина 1980-х г.г.) (гл. 2.1, 2.6, 2.9, 3.7, 4.8, 5.4, 5.6, 5.8). Сохранился также план всех пяти частей повести. Составители приняли решение проиллюстрировать его подходящими по смыслу записями из дневника Н.Ца за декабрь 1978 — март 1983 (подстрочные примечания сделаны им в основном в 1984 году). Публикация дополнена также шестью отрывками из неоконченной сатирической повести Н.Цырлина «ТАСС уполномочен сообщить» (гл. 1.6, 2.10, 3.8, 4.7, 5.4, 5.8) и четырнадцатью его стихотворениями (гл. 1.1, 1.2, 1.6, 1.7, 2.2, 2.3, 2.6, 3.1, 3.5, 3.6, 4.3, 4.5, 5.1, 5.7).

На «дополнительных видах обучения» устроили «экскурсию в войсковую часть». Самое удивительное, что устроили именно в воскресенье, хотя это вовсе не общественная нагрузка, а пункт учебной программы: грозились не поставить зачета тем, кто не явится. Но, впрочем, фиг их всех разберет, что у них нагрузка, а что нет.

Мороз был жуткий, градусов 25. Небо, хотя и ясное, но не синее, как летом, а зеленоватое. На возвышенности за лесом в морозном тумане окна домов сверкали на только что взошедшем солнце отдельными красными точками, как в луче лазера.

Ночью буря снежная

Утро будит свет. (Блок)

Возможно, что утро розовое: красноватая муть и желтые искры на обледеневших автобусных стеклах. А вот насчет нежного — я очень сомневаюсь. Надо же придумать такой эпитет. Только выйдешь на улицу — и сразу как кирпичом тебе тертым по роже.

Приехали воинскую часть в центре Москвы. Сперва повели в гараж, где было холоднее, чем на улице. Показывали бронемашину. Затем, наконец, пошли в тепло — в казарму. Тоже показывали различные пулеметы и радиостанции, но я в основном разглядывал обстановку: железные кровати в два этажа, тумбочки и несколько табуреток. От чисто вылизанного пола отражалось солнце и слепило глаза. Ничего, как говорится, лишнего. Рядом, видимо, располагалась кухня: уныло и казенно воняло вареной капустой и еще какой-то тухлятиной.

Солдат было всего несколько человек. Они все сидели за столом и резались в домино. Остальным, видимо, даже в воскресенье нашли какое-то занятие.

Но кончилось все это относительно быстро. Домой вернулся около трех часов. Мороз стал еще сильнее. Из вентиляционных труб на крышах домов валил столбом пар. Окно быстро обледеневало. Появился иней по периметру стекол и ледяные наросты внизу, а также снежные бугры на шляпках болтов, скрепляющих раму. Напоминает удушливый химический опыт — возгонку и кристаллизацию нашатыря.

Почитал старые журналы «Юность». В 1973 году печатали статьи Б. Панкина про молодых писателей бывшей эпохи. Довоенной и послевоенной. Упомянуто, что время, о котором с таким оптимизмом отзывался один из них («атмосфера молодого трудового комсомольского мира») «окрашивается в глазах иного подрастающего человека лишь в линялые унылые тона. Взору его рисуются картины плоской регламентированной жизни и взаимной отчужденности.» Автор опровергает подобные настроения, хотя и довольно мягко. Приводит цитаты, показывающие, что этот писатель тоже замечал в современной ему действительности отдельные тягостные явления (бюрократизм, халтурное искусство) но, тем не менее, хранил в душе «романтически приподнятое ощущение жизни»: «…Так все хорошо!»

Пять лет назад они еще уделяли внимание подобным вопросам, а теперь, видимо, решили, что все всем уже доказано. Недавно в «Комсомольской правде» напечатали стихи Ф. Чуева:

Читайте также:  Снится уже год мужчина

Когда окончилась война,

Тогда взошла в средине века

Такая слава человека.

Дальше следует воспевание романтики послевоенных лет. Конкретную личность, правда, не упоминает, за исключением этого самого абстрактного «человека». «И мы знаем имя этого человека» — как в анекдоте.

Источник

а это правда что все патриоты поют за столом военные песни

Плохо спится палачам по ночам,
Вот и ходят палачи к палачам,
И радушно, не жалея харчей,
Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь — «КВ» — коньячок,
А впоследствии — чаек, пастила,
Кекс «Гвардейский» и печенье «Салют»,
И сидят заплечных дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Мы на страже, — говорят палачи.
— Но когда же? — говорят палачи.
— Поскорей бы! — говорят палачи. —
Встань, Отец, и вразуми, и поучи!

Белый хлеб икрой намазан густо,
Слезы кипяточка горячей.
Палачам бывает тоже грустно,
Пожалейте, люди, палачей!

Очень плохо палачам по ночам,
Если снятся палачи палачам,
И как в жизни, но еще половчей,
Бьют по рылу палачи палачей.

Как когда-то, как в годах молодых —
И с оттяжкой, и ногою под дых,
И от криков, и от слез палачей
Так и ходят этажи ходуном,
Созывают «неотложных» врачей
И с тоскою вспоминают о Нем,
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Был порядок, — говорят палачи,
— Был достаток, — говорят палачи,
— Дело сделал, — говорят палачи, —
И пожалуйста — сполна получи.

Дышит, дышит кислородом стража,
Крикнуть бы, но голос как ничей.
Палачам бывает тоже страшно,
Пожалейте, люди, палачей!
=============================
Галич, плясовая.

Источник

Колыбельная палачу

Представилось, что когда-то Гислейн, как и все матери, пела своему маленькому сыну колыбельные. И вот, собственно, какая колыбельная придумалась. Мда.
Навеяно строчками Галича:

«Очень плохо палачам по ночам,
Если снятся палачи палачам. «

Спи, мой милый, поскорей засыпай,
Тишина. Затих давно песий лай,
Сон твой тоже будет смирен и тих –
Отсыпайся, мой родной, за двоих.

Над селеньем – полумертвая тишь,
Спит лужайка, старый клен и камыш,
Все уснули, всё замолкло в ночи —
Спать не могут лишь одни палачи.

Скверно спится по ночам палачам,
Но не ходят палачи по врачам:
От бессонницы – хоть криком кричи –
Не помогут палачу ни врачи,

Ни прогулки, ни еда, ни вино…
Палачу и днем, как ночью, темно.
Постоянно слыша крики и плач,
Нервно мечется по спальне палач.

Издевательски над ним хохоча,
Догорает восковая свеча,
И бесенок, встав за левым плечом,
Все смеется над больным палачом.

Засыпай, мой милый мальчик, не плачь,
Рано плакать – ты пока не палач,
А получишь палачевскую власть –
Вот тогда-то нарыдаешься всласть.

Ты не верь сладкоголосым речам
Не тянись, наивный мой, к палачам.
Вечный Боже, вразуми, помоги,
От лукавых языков сбереги.

Спи, сыночек мой, и горя не знай.
Тишина. Затих давно песий лай,
Не шумит в ночи высокий камыш…
Спи подольше, мой усталый малыш.

Источник

Текст песни Александр Галич — Плясовая палачей

Плохо спится палачам по ночам,
Вот и ходят палачи к палачам,
И радушно, не жалея харчей,
Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь — «КВ» — коньячок,
А впоследствии — чаек, пастила,
Кекс «Гвардейский» и печенье «Салют»,
И сидят заплечных дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Мы на страже, — говорят палачи.
— Но когда же? — говорят палачи.
— Поскорей бы! — говорят палачи. —
Встань, Отец, и вразуми, и поучи!

Белый хлеб икрой намазан густо,
Слезы кипяточка горячей.
Палачам бывает тоже грустно,
Пожалейте, люди, палачей!

Очень плохо палачам по ночам,
Если снятся палачи палачам,
И как в жизни, но еще половчей,
Бьют по рылу палачи палачей.

Как когда-то, как в годах молодых —
И с оттяжкой, и ногою под дых,
И от криков, и от слез палачей
Так и ходят этажи ходуном,
Созывают «неотложных» врачей
И с тоскою вспоминают о Нем,
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Был порядок, — говорят палачи,
— Был достаток, — говорят палачи,
— Дело сделал, — говорят палачи, —
И пожалуйста — сполна получи.

Дышит, дышит кислородом стража,
Крикнуть бы, но голос как ничей.
Палачам бывает тоже страшно,
Пожалейте, люди, палачей!

Смотрите также:

Все тексты Александр Галич >>>

Poor sleep at night executioners ,
So go to the butchers butchers ,
And welcome, sparing no grubs ,
Treated butchers butchers .

On the table they spawn, balyk ,
Not any — «HF » — Brandy ,
And later — gulls , candy ,
Cupcake » Guards » cookies and » Salute »
And sit master executioner
And quietly , but emotionally sing :
» On Stalin wise , family and loved ones . «

— We are on guard — say executioners .
— But when? — Say executioners .
— Can not wait to ! — Say executioners . —
Arise, Father, and instruct me , and instructive !

White bread caviar smeared thickly
Tears hot boiling water .
Executioners is too sad
Pity people executioners !

Puny executioners at night
If you remove the butchers butchers ,
And as in life, but still polovchee ,
Hit on the snout butchers butchers .

How ever , as young in years —
And with braces , and with his foot in the stomach ,
And the screams and tears of the executioners
And walk the floors shaking ,
Convene » emergency » doctors
And in agony of Him
» On Stalin wise , family and loved ones . «

— Was the order — say executioners
— There was plenty — say executioners
— Case made ​​- say executioners —
And please — full win .

Breathes , breathes oxygen guards
Would shout , but his voice like nobody .
Executioners is too scary
Pity people executioners !

Источник

Александр Галич — Плясовая палачей

Текст песни Александр Галич — Плясовая палачей

Плохо спится палачам по ночам,
Вот и ходят палачи к палачам,
И радушно, не жалея харчей,
Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь — «КВ» — коньячок,
А впоследствии — чаек, пастила,
Кекс «Гвардейский» и печенье «Салют»,
И сидят заплечных дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Мы на страже, — говорят палачи.
— Но когда же? — говорят палачи.
— Поскорей бы! — говорят палачи. —
Встань, Отец, и вразуми, и поучи!

Белый хлеб икрой намазан густо,
Слезы кипяточка горячей.
Палачам бывает тоже грустно,
Пожалейте, люди, палачей!

Очень плохо палачам по ночам,
Если снятся палачи палачам,
И как в жизни, но еще половчей,
Бьют по рылу палачи палачей.

Как когда-то, как в годах молодых —
И с оттяжкой, и ногою под дых,
И от криков, и от слез палачей
Так и ходят этажи ходуном,
Созывают «неотложных» врачей
И с тоскою вспоминают о Нем,
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Был порядок, — говорят палачи,
— Был достаток, — говорят палачи,
— Дело сделал, — говорят палачи, —
И пожалуйста — сполна получи.

Дышит, дышит кислородом стража,
Крикнуть бы, но голос как ничей.
Палачам бывает тоже страшно,
Пожалейте, люди, палачей!

Другие песни исполнителя

Песня Исполнитель Время
01 Всё наладится (К/ф «Бегущая по волнам», 1967 г.) Александр Галич
02 Ошибка Александр Галич
03 Прощание славянки Александр Галич
04 Рассказ о том, как Клим Петрович добивался, чтобы его цеху присвоили звание «Цеха коммунистического Александр Галич
05 Жуткое столетие Александр Галич
06 Опыт ностальгии Александр Галич

Слова и текст песни Александр Галич Плясовая палачей предоставлены сайтом Megalyrics.ru. Текст Александр Галич Плясовая палачей найден в открытых источниках или добавлен нашими пользователями.

Использование и размещение перевода возможно исключиетльно при указании ссылки на megalyrics.ru

Слушать онлайн Александр Галич Плясовая палачей на Megalyrics — легко и просто. Просто нажмите кнопку play вверху страницы. Чтобы добавить в плейлист, нажмите на плюс около кнопки плей. В правой части страницы расположен клип, а также код для вставки в блог.

Источник

Текст песни Александр Галич — Плясовая палачей

Плохо спится палачам по ночам,
Вот и ходят палачи к палачам,
И радушно, не жалея харчей,
Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь — «КВ» — коньячок,
А впоследствии — чаек, пастила,
Кекс «Гвардейский» и печенье «Салют»,
И сидят заплечных дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Мы на страже, — говорят палачи.
— Но когда же? — говорят палачи.
— Поскорей бы! — говорят палачи. —
Встань, Отец, и вразуми, и поучи!

Белый хлеб икрой намазан густо,
Слезы кипяточка горячей.
Палачам бывает тоже грустно,
Пожалейте, люди, палачей!

Очень плохо палачам по ночам,
Если снятся палачи палачам,
И как в жизни, но еще половчей,
Бьют по рылу палачи палачей.

Как когда-то, как в годах молодых —
И с оттяжкой, и ногою под дых,
И от криков, и от слез палачей
Так и ходят этажи ходуном,
Созывают «неотложных» врачей
И с тоскою вспоминают о Нем,
«О Сталине мудром, родном и любимом. «

— Был порядок, — говорят палачи,
— Был достаток, — говорят палачи,
— Дело сделал, — говорят палачи, —
И пожалуйста — сполна получи.

Дышит, дышит кислородом стража,
Крикнуть бы, но голос как ничей.
Палачам бывает тоже страшно,
Пожалейте, люди, палачей!

Poor sleep at night the executioners,
So go to the butchers butchers,
And welcome, not sparing the grubs,
Help yourself executioners executioners.

On the table they caviar, balyk,
Not some — & quot; HF & quot; — Brandy,
And then — gulls, candy,
Cupcake & quot; Guards & quot; and cookies & quot; & quot ;, Salute
And sitting torturers
And quietly, but mentally sing:
& quot; On Stalin wise, native and beloved . & quot;

— We are on guard — butchers say.
— But when? — Butchers say.
— Hurry to! — Butchers say. —
Arise, Father and repent and learn!

White bread caviar smeared thickly
Tears of hot boiling water .
The executioners is too sad,
Perhaps the people of the executioners!

Very bad executioners at night,
If you remove the executioners executioners,
And as in real life, but also polovchee,
Hit the snout executioners executioners.

As once as young in years —
And with a sling and with his foot in the stomach,
And the screams and tears executioners
So go to the floors shake,
Convener & quot; urgent & quot; physicians
And wistfully remembers him,
& quot; On Stalin wise, native and beloved . & quot;

— Was the order — say the butchers,
— There was plenty — say the butchers,
— Case made — say the butchers —
And please — get full.

Breathes, breathes oxygen guards
To shout, but his voice like nobody .
The executioners is too scary,
Perhaps the people of the executioners!

Источник